Экспедиции. Полевые сезоны 2004 года. Мирмекийская экспедиция

Бутягин А.М.  click here

СГЭ. Вып. LXIV. 2006. С. 64-67. http://wonstepahead.com/?map167

http://toronto-franco.com/?map352  

Мирмекийская экспедиция Государственного Эрмитажа (начальник А. М. Бутягин) в 2004 г. продолжила свою работу на античном городище Мирмекий. расположенном на северной стороне Керченской бухты в районе Карантинного мыса. Сейчас развалины города находятся в черте г. Керчи. Работы велись в июле-августе на трех участках, которые исследовались в течение нескольких лет. Несмотря на тяжелые погодные условия, экспедиции удалось справиться со всеми поставленными задачами и успешно завершить сезон. Основной задачей последних лет является исследование акрополя поселения, для чего раскопки проводятся с западной стороны скалы (участок "С") и с востока от скалы (участок "Т"), Расстояние между участками сейчас составляет менее 20 м, и можно надеяться, что вскоре раскопы сомкнутся, позволив полностью исследовать все подходы к скале акрополя древнего Мирмекия.

На участке "С" продолжались раскопки слоя серого золистого суглинка, насыщенного мелкими осколками раковин мидий. Верхние горизонты этого слоя были открыты ещё в 2002 г. В них, в частности, был обнаружен клад бронзовых монет III в. до н. э. В этом же году слой исследован на глубину около 2,0 м. Кроме того, у основания скалы был заложен небольшой шурф для выяснения стратиграфической ситуации, который показал, что слой продолжается еще минимум на 0,3 м. По всей видимости, исследуемый слой является так называемым зольником, т. е. насыщенным золой слоем мусорного выброса. Любопытно, что раскопки идут ниже расположенных поблизости слоев архаического и классического времени. Выяснилось, что зольник засыпал четырехугольный котлован размерами примерно 5,0 х 5,0 м, который с трех сторон образован скалой (возможно, специально подтесанной), а с севера вырыт в ранних культурных напластованиях. Маловероятно, что подобный котлован был сделан специально для засыпания его фунтом. Возможно, здесь предполагалось соорудить башню или другую крупную постройку. Местами в слое встречаются прослойки угля, высохших водорослей, обломки очагов. Обращают на себя внимание скелеты собак, захороненных в толще зольника. В слое найден весьма обширный керамический материал, причем значительное место занимают обломки гераклейских, синопских и родосских амфор с клеймами. Здесь также содержится некоторое количество обломков керамики архаического и классического времени, вероятно, происходящих из разрушенного раннего слоя. Особый интерес представляют два обломка редчайшего расписного сосуда V в. до н. э. - белофонного кратера. Блестящим образцом косторезного мастерства является резная пластина, изображающая нереиду на гиппокампе. Любопытные находки были сделаны при раскопках двух трещин в скале, расположенных в южной части участка (ил.1).

please click for source

 

see more Ил. 1. Часть скалы Карантинного мыса, открытая на участке "С". Вид с севера

check this out  

http://bodegawines.ca/map167

just click for source Помимо многочисленного керамического материала, здесь было найдено несколько протом Деметры или Коры, а также шесть последовательных захоронений собак, расположенных одно над другим. Всего обломков вотивных терракот открыто в этом сезоне более двадцати. По всей видимости, в ранний период существования зольника эти трещины могли использоваться для приношений богиням. Впоследствии обряды прекратились, так как в верхних слоях зольника фрагментов терракот относительно немного. В следующем сезоне экспедиция предполагает завершить раскопки зольника и, возможно, выяснить причины сооружения котлована. Отметим отличное руководство работами на участке, которое в течение нескольких сезонов осуществляла Н. Ю. Новоселова.

На соседнем участке "Т", где руководил раскопками Н. В. Новоселов, в этом году исследованная площадь составила около 250 кв. м. Предполагалось, что это позволит на большой площади исследовать усадьбу III в. до н. э., значительная часть которой была открыта в 2003 г. Однако изучение позднеримских построек оказалось невозможным в связи с обнаружением продолжения некрополя XIII-XIV вв., который исследовался в 2000-2003 гг. Прежде чем экспедиции удалось приступить к исследованию древних погребений, пришлось заняться объектами относительно недавнего времени. Поверхность участка отличается сильными изменениями рельефа с большим всхолмлением, высотой до 1,7 м в центральной части и многочисленными ямами и воронками. Рельеф сложился во время Великой Отечественной войны, когда здесь располагалась позиция немецкого зенитного орудия, прикрывавшего подходы к Керченской бухте. В юго-восточной части раскопа располагался блиндаж размерами 4,9 х 3,0 м, восточная часть которого была исследована в прошлом сезоне. В блиндаже обнаружены остатки немецкого снаряжения военного времени: каски, масленка, светильник из снарядной гильзы, генератор, электроплитка и т. п. На характер орудия, которое стояло чуть восточнее, указывают гильзы и боевые части зенитных снарядов. Любопытно, что здесь же был найден французский штык времен Крымской войны с остатками ножен, вероятно, попавший в заполнение блиндажа при перемещении грунта. Это первая находка, свидетельствующая о присутствии десанта союзников на территории портового карантина, который занимал большую часть территории Мирмекия в XIX в. Вероятно, немецкий блиндаж был оставлен после попадания бомбы или снаряда, крупная воронка от которого расположена в нескольких метрах в северу от него. Кроме того, ко времени последней войны относились остатки огневой точки к югу от блиндажа (бруствер, укрепленный крупными камнями) и кладки, которыми укреплялись брустверы. Таким образом, в ходе раскопок 2000-2004 гг. окончательно выяснилось, что холм расположенный к востоку от скалы Карантинного мыса, появился в ходе сооружения позиции немецкого зенитного орудия и не имеет отношения к древней истории памятника.

Стратиграфические разрезы демонстрируют, что древняя поверхность почвы была совершенно гладкой. Под серым суглинком перемещённого средневекового слоя располагается горизонт коричневого суглинка с материалом римского времени. Именно в этот слой впущены ямы и погребения ХIII-XV вв. Они относятся к кладбищу итальянского поселения Пондико, зафиксированного на средневековых картах Черного моря.

В этом году было открыто тридцать четыре погребения, относящихся к XIII-XIV вв., в том числе девять детских захоронений и пять женских. В некоторых захоронениях находились два костяка. В большинстве погребений борта сложены из известняковых плит. Качество обработки плит в разных погребениях сильно различается. Могилы сориентированы по линии В-З с небольшими отклонениями. Многие могилы перекрыты каменными плитами (хотя зафиксировано несколько погребений без перекрытий - вероятно, часть из них утрачена) и одно перекрыто досками. Хотя последний вариант перекрытия давно предполагался, тлен от доски перекрытия был зафиксирован только в этом сезоне. Среди каменных перекрытий встречаются вторично использованные аккуратно обработанные блоки из античных построек. В этом сезоне зафиксировано несколько плит, которые перекрывали могилы вдоль, а не поперек, как это фиксировалось в ранее открытых погребениях. Верхнее ребро плит аккуратно скошено, что, вероятно, характеризует "почерк" какого-то средневекового каменотеса. Многие плиты погребений, расположенные за головой погребенного, украшены высеченными в камне крестами. Такие рельефы были открыты и в прошлые годы, но находки этого сезона оказались чрезвычайно разнообразны по стилю. Помимо обычного углубленного четырехконечного креста имеются следующие варианты: "мальтийский" крест, "мальтийский" крест в П-образном углублении, "мальтийский" крест в арке, барельеф креста в круге. В одном случае могила украшена тремя крестами (помимо стандартного расположения, горизонтально ориентированные кресты высечены справа и слева от головы погребенного), а одно детское захоронение имеет крест даже на внешней стороне торцовой плиты.

Наибольший интерес представляет захоронение № 53, в котором открыты два костяка (ил. 2). Внутренняя поверхность плит здесь была обмазана известью, из которой были вылеплены (!) крест на торцевой плите и своеобразная "подушечка" под головой первого погребенного. Плиты этого погребения отличаются значительной массивностью. В большинстве своем это вторично использованные блоки античного времени. Среди них можно отметить фрагмент надгробной стелы Деметрия и его супруги, имя которой, к сожалению, не сохранилось, а также очень тяжелая плита с линиями архитектурной разметки. Инвентарь погребенных, открытый в этом году, минимален. Найдены различные бусины (глазчатые и одноцветные стеклянные, бронзовые, одна янтарная), бронзовые браслеты, железные детали поясного набора, бронзовые пуговицы, бронзовые и серебряные кольца и серьги, а также железные гвозди. В одном случае зафиксирована монета римского времени, аккуратно положенная между колен погребенного. Без сомнения, монета была найдена на городище и специально помещена в могилу. Исключительной находкой являются два небольших поливных сосуда, стоявшие снаружи погребения под краем плит перекрытия. Это первый случай использования керамических сосудов в качестве погребального инвентаря, зафиксированный в этом некрополе. В целом находки этого года подтверждают датировку некрополя XIII-XV вв. Кроме того, к позднему Средневековью относятся несколько мелких ям. Обнаружены также зольные пятна и западины, относящиеся ко времени, когда кладбище было уже заброшено. Причины их появления неясны. Возможно, они образовались в результате пожара каких-то деревянных сооружений. Огонь был столь силен, что сгорели некоторые кости внутри расположенных ниже погребений. В границах немецкого блиндажа был сделан шурф с целью завершения исследования крупного подвала II-III вв., открытого в прошлом сезоне. Котлован блиндажа прорезал античные слои вплоть до слоя светло-желтого суглинка, образовавшегося в ходе разрушения римских построек. Оказалось, что недокопанный участок подвала весьма невелик. Тем не менее, он принес несколько неожиданных находок. Это, в первую очередь, относится к известняковой колонне длиной 1,85 м. Вероятно, она служила строительным материа лом для одной из стен постройки, так как на ней сохранились следы грубых подтесов. Во-вторых, выяснилось, что с запада в котлован вела сохранившаяся без повреждений лестница из пяти ступеней. На скале к югу от подвала удалось открыть несколько камней от кладки наземного этажа помещения, что подтверждает его характеристику как подвала, а не землянки. На исследовании построек усадьбы римского времени предполагается сосредоточиться в следующем полевом сезоне.

 

Ил. 2. Средневековое погребение № 53 на участке "Т"

 

Третий участок, на котором производились исследования в 2004 г., - "И" - расположен в центральной части памятника. В 2001 г. здесь начались исследования небольшого участка позднеархаического слоя, не доследованного в ходе раскопок 1960-х гг. под руководством В. Ф. Гайдукевича. В результате была открыта значительная часть позднеархаического дома с двором, общими размерами не менее чем 20,0 х 20,0 м. На данный момент это самая большая наземная постройка конца VI - начала V в. до н. э., открытая на территории древнего Боспорского царства. К сожалению, работа в глубоком раскопе с кладками, открытыми в 1960-е гг., не позволяет проводить здесь исследования большой площадью. В этом году размеры исследуемого участка составили около 70 кв. м. С восточной стороны раскопана часть двора без следов построек. Здесь залегали слои с материалом конца VI - первой половины V в. до н. э. Обнаружены котлованы четырех ям, три из которых относятся ко времени существования позднеархаического дома. Одна яма грушевидной формы датируется первой половиной IV в. до н. э. Она частично повредила позднеархаическую кладку. В заполнении ямы сохранилась вертикально вкопанная хиосская колпачковая амфора.

Западную половину исследованного участка отделяла кладка стены позднеархаического дома, шедшая в меридиональном направлении. От нее на запад отходила ещё одна кладка, судя по всему, разделявшая два помещения, южное частично исследовано. Его заполнение состоит из слоев глины и пепла, вероятно, это следы промазок пола помещения. Здесь также заметны следы перестройки дома в первой четверти V в. до н. э., когда он был частично перепланирован. В заполнении найдены немногочисленные обломки керамики и железный наконечник копья. Не исключено, что он был воткнут в пол, как в доме того же времени в западной части Мирмекия. Строительные остатки позднеархаического дома исследованы фрагментарно в связи с тем, что здесь поверх них сохранились кладка и вымостка, относящиеся к так называемому святилищу Деметры, возведенному в первой половине IV в. до н. э. Сохранившиеся строительные остатки дали уникальную возможность проверить хронологию святилища, большая часть которого была раскопана в 1960-х гг. К первому строительному периоду святилища, возможно, относится вымостка, сложенная из массивных каменных плит, в двух из них сохранились выемки, служившие основой для установки деревянных столбов. Не исключено, что с южной стороны святилища в древности располагалась крытая галерея. Поверх вымостки была построена кладка стены, шедшая в широтном направлении (открыта еще при раскопках В. Ф. Гайдукевича). Отмечу, что под завершением этой кладки в 2003 г. был открыт клад электровых монет г. Кизика, так называемых кизикинов.

Самым интересным объектом, открытым в западной части участка, являлась квадратная в плане яма глубиной 3,0 м. В углу была вырублена из слоя небольшая приступка для установки лестницы. Яма забита камнями различных размеров, в том числе и весьма крупными, обломками обмазки очагов, черепицей, многочисленными фрагментами керамики. Отметим фрагментированные амфоры, преимущественно Фасоса, и чернолаковые канфары хорошей сохранности. Уникален фрагмент половинки литейной формы, служившей, видимо, для изготовления ювелирных изделий. Подобные формы встречаются на городище чрезвычайно редко. На дне ямы в неестественной позе (на животе, одна рука под головой, другая за спиной) головой на юг лежал скелет мужчины в возрасте около 20 лет. Его исследование затруднялось продолжительным дождем, но работникам участка "И" под руководством Е. В. Грицик удалось прекрасно справиться с трудностями и завершить работу. Захоронение в таком месте и в такой позе полностью исключается. Судя по анализу керамических клейм, можно датировать время заполнения ямы серединой IV в. до н. э. Похоже, как раз тогда или чуть раньше было оставлено "святилище Деметры", так как яма частично разрушила его вымостку. Находка скелета может свидетельствовать о каких-то бурных событиях истории Боспора, во время которых в яму в ограде крупного городского святилища было брошено тело молодого человека. Возможно, ситуацию смогут прояснить дополнительные раскопки на этом участке.

В целом результаты исследований Мирмекия в 2004 г. можно считать чрезвычайно интересными, хотя они и не принесли таких эффектных находок, как раскопки прошлых лет. Удалось удвоить количество открытых средневековых погребений, доследовать подвал позднеримской усадьбы, серьезно продвинуться в изучении эллинистического зольника и прояснить хронологию "святилища Деметры". Помимо раскопок, экспедиция также зафиксировала на растворе кладки нескольких античных построек с целью их дальнейшей музеефикации.

Рубрика: Библиография.

Rambler's Top100